ОБЩЕСТВО | Трамп разрывает очередной военный договор с Москвой
ОБЩЕСТВО

Трамп разрывает очередной военный договор с Москвой

Самолёт наблюдения Ту-214ОН. Фото ПАО «Туполев» / tupolev.ru

О том, что американцы рассматривают возможность выхода из Договора по открытому небу (ДОН), различные источники в США сообщали ещё в прошлом году. Причём не только анонимные, но и вполне реальные конгрессмены и военные. Недавно же история получила своё продолжение в виде публикаций о том, что Трамп уже точно готов разорвать это соглашение. На днях и Сергей Лавров подтвердил, что «есть существенная доля правды в той точке зрения, что решение Вашингтоном уже принято». Чем же это грозит миру?

История вопроса

Первым идею соглашения, которое потом назовут «открытым небом», высказал в 1955 г. Дуайт Эйзенхауэр на встрече в Женеве с председателем Совмина СССР Николаем Булганиным. Он предложил ради укрепления доверия и чтобы показать, что у сторон нет планов неожиданного нападения друг на друга, разрешить наблюдательные полёты над любой территорией сверхдержав по предварительному уведомлению. Спутников тогда ещё не существовало, средства радиотехнической разведки тоже не панацея. А как ошибается, путается и врёт агентура, мог бы рассказать товарищ Сталин перед 22 июня 1941 года. Но правивший тогда в Кремле партийно-колхозный деятель Никита Хрущёв счёл эту идею «шпионским заговором» – это же не кукуруза, чтобы за неё ухватиться.

Затем тема всплыла уже в перестройку, будучи высказанной Дж. Бушем-старшим в 1989 году. И вот тогда за неё ухватились, и в начале 90-х годов прошлого века был подписан Договор по открытому небу. Но ратификация его нашей страной произошла лишь в 2001 г., а вступил он в силу для 27 государств (сейчас их 34) в 2002 году. Договор устанавливает режим «открытого неба», обеспечивающий проведение наблюдательных полётов государствами-участниками над территориями других государств-участников, включает в себя права, обязанности, нормы проведения полётов и меры безопасности, систему квот на полёты.

 

Что такое квоты

В ДОН страны поделены на группы, в которые собраны союзные страны. Россия и Белоруссия, например, в одной группе. И на нашу группу каждый год выделяется квота на полёты (разная каждый год), и квота на полёты стран других групп – натовских или нейтралов. В 2017 г. Москве и Минску дали 42 полёта над другими участниками, а они получили право на 34 полёта над территорией Союзного государства. То есть натовцам даётся меньше полётов над нами, но в итоге нам-то свою большую квоту надо «размазать» по большему числу стран. Однако часть стран можно и исключить из облёта в пользу тех, которые представляют интерес для разведки. Правда, всю квоту потратить на одну страну и даже группу стран ни одна группа стран-участниц не может.

Есть ещё ограничения по дальности полёта в районе разведки – 1160 км максимум. Ограничены и продолжительность инспекционных полётов в часах, и число аэродромов, откуда могут совершаться полёты, и аэродромов дозаправки, куда имеют право садиться легальные разведчики.В целом, судя по системе квот, коллективному Западу этот договор несколько выгоднее, чем России.

 

Есть же спутники – зачем это всё?

Почему же ДОН в эпоху орбитальных группировок и мощных космических аппаратов видовой, радиолокационной или радиотехнической разведок всё же стал востребован? Потому что возможности даже лучших американских или наших спутников – конечны. Они ограничены свойствами земной атмосферы, турбулентностями воздуха и физическими и оптическими ограничениями. Какая бы ни была аппаратура, но разрешения лучше 3040 см даже в идеальных условиях не будет никак.

Есть варианты вроде многократной съёмки одного и того же места и обработки полученных десятков снимков на компьютерах – это даст лучшее разрешение. Но такая съёмка может занять недели – спутник над одним и тем же местом может побывать только дважды в сутки. Поэтому для военных она почти бесполезна. А ещё бывают облака, туманы, задымления, искусственные аэрозольные завесы. Спутники, снимающие в инфракрасном диапазоне, или радиолокационные и подавно не могут сравниться с оптическими по качеству.

Так что аэрофотосъёмка до сих пор намного лучше по качеству, нежели спутниковые снимки. Да и возможность полетать и детально поснимать весь интересующий район – дорогого стоит. К тому же спутники разведки есть у больших государств, а у какой-нибудь Польши нет ничего, кроме воспоминаний о былом величии. Так что таким странам после прекращения договора придётся идти клянчить информацию у начальства из Вашингтона или покупать коммерческие спутниковые снимки. А это всё же не то. На первый взгляд для Москвы это хорошо, но в Варшаве и так царит истерия из-за возможного, по мнению польских властей, нападения России – что будет после отмены «открытого неба», представить несложно.

 

На чём летают

Самолёты участников ДОН имеют право нести на борту следующую аппаратуру: оптические панорамные и кадровые фотокамеры, видеокамеры с изображением на дисплее в реальном масштабе времени. Их разрешение ограничено 30 см, то есть на уровне идеального для космической съёмки. Могут использоваться и инфракрасные камеры с разрешением не лучше 50 см. Также можно нести РЛС бокового обзора (РЛСБО) с синтезированием апертуры. Это специальный режим для улучшения разрешения при работе по поверхности – он есть у всех современных РЛС на боевых самолётах, но его разрешение ограничено 3 метрами.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПОХОЖИЕ  Дни рождения 10 сентября - МК

Каждая страна может использовать свои самолёты, кто-то, однако, арендует чужие у союзников или даже у страны, в которой планирует летать. Россия всё это время использует турбовинтовой фоторазведчик Ан-30Б и реактивный Ту-154М-ЛК1. Американцы летают на ОС-135В, но часто арендуют наш Ан-30Б.

Несколько лет назад у России появился самолёт, единственный полностью реализующий возможности ДОН, – Ту-214ОН. Он оснащён по последнему слову техники и несёт фотокамеры, видеосистемы, снимающие полосу до 66 км шириной с высоты 10 км, инфракрасные системы с шириной полосы съёмки 46 км, РЛСБО, бортовой компьютерный комплекс обработки информации и другую аппаратуру. Американцы сразу же встали на дыбы и начали возражать против его применения: мол, он нарушает условия ДОН. Правда, как обычно, они не привели доказательств, кроме «хайли лайкли». Тем не менее Вашингтон использовал Ту-214ОН как аргумент за выход из договора. Но в итоге всё же дал разрешение на его полёты над США, и в прошлом году он там уже летал.

 

Как начать скандал перед разводом

Сценарий информационного обеспечения выхода американцев из договоров – достаточно стандартный. Они обычно находят какие-то реальные или придуманные нарушения и к ним цепляются. А свои реальные нарушения – отрицают. К России у США были претензии начиная с 2002 года. Большую часть претензий в итоге сняли, как, например, с Ту-214ОН. Но есть и те, которые остались, – американцы считают нарушениями установленные нами ограничения полётов над Калининградской областью и запрет полётов близ границы с Абхазией и Южной Осетией, где, как известно, развёрнуты наши бригадные военные базы.

С Калининградом ситуация связана с тем, что некоторые особо озабоченные страны вроде Польши использовали свой лимит дальности для полётов там целиком. В Москве это считали нечестным приёмом. В результате чего было установлено ограничение по дальности в 500 км. С Абхазией и Южной Осетией проблема в том, что мы их признаём, а Запад нет. Поэтому участниками ДОН они для нас не являются. А согласно букве договора, близ границы с неучастником договора летать нельзя. Американцы же считают эти страны территорией Грузии, которая в ДОН входит, но вот наши самолёты к себе не допускает с 2012 г., что нас тоже не устраивает.

Россия предлагала компромиссные варианты, но пока договориться не удалось. Также в прошлом году США обвинили нашу страну ещё в одном нарушении – Россия не пустила американцев в ряд районов проводимых масштабных стратегических учений «Центр-2019», потому что там активно работали боевая авиация и средства ПВО. Штатам было предложено продолжить миссию в другой день, но они вместо урегулирования решили поскандалить.

Москва тоже обвиняет Вашингтон аж в 5 нарушениях. Это и несоблюдение правил безопасного прибытия – в США сократили число аэродромов дозаправки, вынудив наш Ан-30Б лететь почти на пределе дальности. И ограничения по ночному отдыху экипажей. И мухлёж с предельной дальностью для полётов в районе Гавайских островов, и ограничения по полётам в районе Алеутских островов. Есть нарушения и правил ИКАО по высоте совершения разведывательных полётов, влияющие и на ширину обследуемой полосы. То есть лимит дальности есть, а потратить его придётся на то, чтобы лишний раз пройти район из-за более узкой полосы съёмки. В общем, мелкое жульничество и пакостничество.

 

Все за – но Трамп против

При этом сами американские военные и множество политиков за ДОН обеими руками. Среди сторонников, например, начальник ОКНШ (отдалённый аналог нашего Генштаба) ВС США генерал Милли, его заместитель генерал Хайтен, новый командующий СТРАТКОМ (стратегическое ядерное командование) адмирал Ричард и многие другие. Американцы даже заявку на этот год по полётам выставили большую, чем в прошлом году. За то, чтобы США остались в ДОН, и многие сенаторы и конгрессмены, в том числе «ястребы». Уговаривают не разрывать договор и бывшие политики и военные специалисты. Против выхода США и союзники по НАТО, прекрасно понимающие, что Россия, несмотря на декларации на этот счёт, может заморозить или прекратить своё участие в договоре вслед за США.

Так чего же Трампа-то и его администрацию не устраивает и чего они не слушают своих военных? Дело в обычной внутриполитической грызне, которая давно уже влияет на решения Белого дома худшим образом. Вся эта белиберда, разводимая Трампом, делается для того, чтобы показать избирателю, что он не «агент Путина», а крутой парень, идущий наперекор и Конгрессу, и Москве с Пекином, и даже коронавирусу. Поэтому его надо избрать ещё раз.

Если США объявят о выходе сейчас, то выйдут как раз осенью, к выборам. А там, может, эпидемия закончится, покойников из рефрижераторов распихают по могилкам, и всё забудется. Поэтому пропаганда удачно подаст выход из договора, который самой Америке тоже очень нужен. Вот только безопаснее от этого наш мир точно не станет.

Ярослав ВЯТКИН, военный обозреватель «АН»

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть