ПОЛИТИКА | О парашютировании с 10 тысяч метров в Арктике - Аргументы Недели
ПОЛИТИКА

О парашютировании с 10 тысяч метров в Арктике — Аргументы Недели

Фото: соцсети

Кто готовил прыжок военнослужащих в Арктике 26 апреля с высоты 10 тыс. метров?
Что стоит за этим героическим поступком военных, если специальное кислородное оборудование для таких сверхвысотных прыжков могут делать на единственном в стране научно-производственном предприятии «Звезда», но там о десантировании в Арктике не знали ничего.

Мало того – именно на «Звезде» разработали по заказу Минобороны и уже проводят государственные испытания комплекта «Диверсант» с высотным кислородным оборудованием и парашютом «Арбалет». Его купол раскрывается на высоте 10 тыс. метров и способен переместить десантника или диверсанта на 30 км от точки сброса.

Ничего близко похожего в десантировании 26 апреля не было.
Насколько оправданны подозрения, что десантирование проводилось с использованием американского оборудования?

Кто использовал наших военных в неведомых и загадочных целях?

26 АПРЕЛЯ телеканалы облетели кадры десантирования военнослужащих с 10 тыс. метров. И не просто, а в Арктике. Понятно, такие события вызывают естественный восторг и замирание дыхания, особенно у тех, кто понимает, что это такое. А здесь есть над чем задуматься. Для начала попробуем объяснить суть проблемы для тех, кто не в теме.

Парашютирование десантных групп, как правило, проводится в диапазоне высот 800–1200 метров. На этой высоте ещё не холодно и можно свободно дышать без специального оборудования. Для особых случаев возможно десантирование с высот до 4 тыс. метров. Уже с более сложными и современными парашютами. Но и в этом случае не нужно специального кислородного оборудования – поскольку кислородное голодание, или гипоксия,наступает на высотах от 5 тыс. метров.

И вот – сенсация! Прыжок военнослужащих Воздушно-десантных войск с высоты 10 тыс. метров, и не просто, а в Арктике!

Но давайте по порядку. В Подмосковье уже много десятков лет успешно работает Научно-производственное предприятие (НПП) «Звезда» имени академика Гая Ильича Северина. Таких предприятий во всём мире не найдёшь днём с огнём. Оно уникальное. Там разрабатывают и делают много чего, в том числе и кислородное оборудование для военных лётчиков. В нём они безопасно пилотируют самолёты на высотах больше 20 тыс. метров. Если кабина, например, МиГ-31 получит на такой экстремальной высоте пробоину, то кислородное оборудование и высотно-компенсирующий костюм не дадут лётчику потерять сознание.

Но уникальность «Звезды» не только в этом. Здесь под руководством академика Гая Ильича Северина разработано уникальное катапультное кресло К-36. Оно позволяет пилоту покинуть самолёт на тех же высотах в 20 км и скоростях до 1300 км в час. То есть успешно покинуть самолёт и приземлиться с высоты в два раза большей, чем было 26 апреля в Арктике.

Только на «Звезде» делают оборудование для заправки самолётов в воздухе, скафандры для взлёта и посадки космонавтов – «Сокол», скафандры для выхода в открытый космос «Орлан». Только на этом НПП есть оборудование для наземных испытаний всей этой техники.

Но главное, и это нужно повторить, – лишь на «Звезде» умеют конструировать и производить кислородное оборудование, способное гарантированно спасти человека при падении с любых высот. Но что касается высотного десантирования – это тема, в которую «Аргументам недели» пришлось погрузиться особо пристрастно.

Начнём с того, что ещё в 2013 г. командующий ВДВ (ныне депутат Госдумы) генерал Владимир Шаманов инициировал начало работ по созданию отечественного комплекта кислородного оборудования парашютиста. Шаманов оценивал только первоначальную потребность и только ВДВ в 800 комплектов.

В минувшем году мы публиковали статьи, посвящённые судьбе этого комплекта с говорящим названием «Диверсант» (ККО-П). Это не закрытая тема, поэтому писали как оно есть. Речь шла о государственных испытаниях комплекта «Диверсант», в который входит абсолютно надёжное кислородное оборудование и уникальный парашют «Арбалет». Именно он позволяет группе диверсантов или десанту не просто приземлиться после парашютирования, но и пролететь от точки сброса, вернее её проекции, на поверхность Земли на 25–30 километров. То есть свалиться в тыл противника как снег на голову.

А сейчас – внимание! Когда показали телесюжет десантирования в Арктике, в редакции поначалу искренне порадовались – случилось! Но почему нам об этом не сообщили со «Звезды»? Мы имели на это полное право, поскольку утрясали некоторые проблемы, возникшие между Научно-производственным предприятием «Звезда» и Государственным лётно-испытательным центром Министерства обороны (ГЛИЦ). Там проводят окончательные государственные испытания авиационной техники. Без них техника не идёт в серийное производство, и военные не имеют права – подчёркиваем – военные не имеют права её использовать.

С 2018 года государственные испытания практически готового комплекта «Диверсант» затягивались, хотя Министерство обороны давно планировало их закупить. Когда в газете «Аргументы недели» вышли публикации на эту тему, нам удалось познакомиться с прекрасным человеком – лётчиком-испытателем первого класса генерал-майором и Героем России, профессором Академии военных наук Радиком Абраровичем Бариевым. Он больше десяти лет руководит ГЛИЦем. В результате было преодолено недопонимание между ГЛИЦем и НПП «Звезда», где заводские испытания комплекта «Диверсант» (ККО-П) с парашютной системой «Арбалет» были давно проведены. Не хватало государственных испытаний.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПОХОЖИЕ  «Организация массового неповиновения представителям власти»: как и почему в Белоруссии блокируют интернет-СМИ

ОНИ и продолжились около года назад. За это время были проведены тяжелейшие испытания всего комплекта в термобарокамерах, где имитировались температуры от минус 55 градусов и соответственная разреженность воздуха, комплекты продували в аэродинамической трубе – там же, на «Звезде», имитируя чудовищный воздушный поток, в который попадает парашютист после покидания самолёта. Проходили испытания на удары, пожаробезопасность – много чего ещё. В испытаниях принимали участие офицеры 45-го полка ВДВ. На май этого года в план-графике стояли лётные испытания – десантирование испытателей, повторим, не военных, а испытателей, как это происходит с новыми самолётами и с чем угодно, хоть с новыми моделями автоматов Калашникова, – первыми технику опробуют испытатели. Так вот, заключающие государственные испытания прыжки планировались на май. Но коварный враг выполз из преисподней, испытания были перенесены. Имя этого врага – коронавирус.

Можно представить удивление, когда «в телевизоре» показали прыжок с высоты 10 тыс. метров, да ещё, как было объявлено, прыжок десантников. Первая мысль – на «Звезде» забыли о редакции. Но оказалось, что забыли о самой «Звезде». Однако после разговора с разработчиками открылась совершенно загадочная картина. «Звезда», выполняющая госзаказ на разработку комплекса «Диверсант» для Российской армии, не имела к этому прыжку никакого отношения. Ни кислородного оборудования парашютиста, ни бортового кислородного оборудования, без которого парашютист просто не высидит в самолёте на высоте выше пяти тысяч метров, ни уникальных парашютов «Арбалет» – ничего этого не было! Ничего, что разработано НПП «Звезда» и практически готово к передаче в ВДВ!

А что же было? Удалось узнать, что эта акция – назовём в качестве предположения – была будто бы организована некоей фирмой под названием «ПожТехСервис». Она специализируется на поставках в МЧС и другие госструктуры противопожарного оборудования, в том числе кислородных баллонов. Если посмотреть на сайте этой фирмы, значительная часть предлагаемого оборудования либо полностью, либо частично сделана из иностранных комплектующих. Об авиации – ни слова! Знал ли об этом заместитель министра обороны, десантник генерал-лейтенант Евкуров?

Можно уверенно предположить, что он, будучи до мозга костей десантником, стал жертвой неких интриг вне Министерства обороны. Только не будучи в курсе того, что на «Звезде» сделана по заказу Минобороны и готова к использованию лучшая по всем характеристикам система «Диверсант» (ККО-П) с парашютной системой «Арбалет», можно было дать добро на прыжок, предположительно с американским оборудованием, что запрещено. Этим баловался бывший министр обороны Сердюков – помните о закупках «Мистралей» и итальянских бронемашинок «ИВЕКО»?

Поэтому десантники едва ли имели к тому сбросу отношение. А специалист, знакомый с показанной техникой, без труда определил, что парашютисты, скорее всего, снабжены американскими кислородными баллонами, редукторами и масками.

Мало того, говорят, что перед парашютированием на Землю Франца-Иосифа был ещё один прыжок нескольких человек под Рязанью. Один из них будто бы потерял сознание ещё на скамейке в самолёте, когда открылась рампа и борт разгерметизировался. Второй потерял сознание, подходя к рампе, ещё один приземлился в бессознательном состоянии – парашют открыл автомат. Слава Богу, все остались живы.

Повторим. Уникальная особенность комплекта «Диверсант» – это раскрытие парашюта «Арбалет» сразу после покидания самолёта на высоте 10 тыс. метров. Благодаря этому десантник может приземлиться по глиссаде за 25–30 км от места выброса. Но на Земле Франца-Иосифа парашютисты приземлялись без всяких глиссад – парашюты открывались на высоте 1500 м, практически был очень сложный затяжной прыжок.

Много вопросов к этому самому «ПожТехСервису», к его то ли владельцу, то ли руководителю Евгению Альбацу. В прошлом он работник НПП «Звезда» и прекрасно знает, как всё делается для Министерства обороны. Вопросы простые: что это за оборудование? кто его производитель – не сборщик, а именно производитель? какие наземные испытания проводились до решения о его использовании Вооружёнными силами? какие документы и кто предъявил заместителю министра обороны Евкурову, на основании чего он принял решение десантировать людей накануне Дня Победы?

В последний момент удалось узнать, что в филиале ГЛИЦа на подмосковном аэродроме Чкаловский проводились какие-то испытания какого-то оборудования. При этом о наземных испытаниях, которые возможно провести только на НПП «Звезда», где есть термобарокамеры, центрифуга и аэродинамическая труба, не известно ничего. От этого становится ещё хуже. Некие военные провели некие испытания – как можно предположить, американских кислородных комплектов – и выдали их за государственные! Про неудачу под Рязанью – молчок! Об этих испытаниях ничего не знали в головном офисе ГЛИЦа – помните о знаменитом генерал-майоре, Герое России Радике Бариеве?

В заключение. Эта статья станет основанием для обращения в Главную военную прокуратуру. Наша общая задача – докопаться, кто стоит за загадочным десантированием. И как стало возможным использовать оборудование непонятного происхождения, поставив под угрозу жизнь людей.

 

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть